О поул-позишн замолвите слово... (часть четвёртая)

26.02.2021 11:20

Четвёртая статья цикла больше историческая, чем статистическая. Здесь рассмотрены случаи, когда гонщики, стартовав с поула хотя бы раз за сезон, не набирали в Личном зачёте ни одного очка. Вот, собственно, и вся статистика. А дальше идёт уже сплошная история. Но мне кажется, каждый из описанных ниже эпизодов заслуживает отдельного упоминания.

Но сначала небольшой пролог. Любой болельщик, заставший начало трансляций чемпионатов мира Ф1 на российском телевидении в период активного увлечения Ф1, без особого труда вспомнит целых два случая, когда гонщики не набирали очков в ЛЗ, имея не меньше трёх стартов с поул-позишн.

Конечно же, это трагичный 1994 год, когда Айртон Сенна успел принять участие только в трёх гоночных уикендах и выиграл все три квалификации, но не успел набрать ни одного очка в ЛЗ на тот момент, когда попал в печально известную аварию в Тамбурелло и получил травмы, несовместимые с жизнью.

А ещё это 1997 год. Михаэль Шумахер тогда не только пять поулов взял по ходу сезона, но и очков заполучил немало. Да только все эти очки у него потом отобрали в качестве наказания за известный инцидент с Жаком Вильневым. Так и получилось, что поулы 1997 года в личной статистике Михаэля есть, а очков за 1997 год – нет.

О поул-позишн замолвите слово 4-1

Вверху: Айртон Сенна («Уильямс-Рено») перед своим последним стартом в Гран-При (Имола, Гран-При Сан-Марино, 1994 год).

Внизу: Известный инцидент между Михаэлем Шумахером («Феррари») и Жаком Вильневым («Уильямс-Рено») в Хересе в 1997 году.

Но это хорошо известные истории знаменитых людей. А далее по тексту я представляю эпизоды менее известные. Хоть некоторые личности в этих эпизодах весьма заслуженные.

 

Марио Андретти, 1968 год (два гоночных уикенда, один поул, один старт в гонке, ноль очков в ЛЗ).

К 1968 году Марио Андретти был уже сложившейся звездой автоспорта в Северной Америке. Этот год был четвёртым подряд, когда Марио непосредственно боролся за титул в серии USAC (ныне – IndyCar Series). В предыдущих трёх попытках он дважды взял титул и однажды стал вице-чемпионом. По итогам 1967 года Марио Андретти был признан гонщиком года в Северной Америке.

Сам Андретти всегда утверждал, что его мечтой с детства, проведённого в Италии, было участие в чемпионатах мира в классе Ф1. И если мыслей о полноценном переходе в Ф1 у Андретти в то время не было и в помине, то для пробных стартов в отдельных Гран-При Ф1 время уже пришло. В первоначальных планах у Андретти значилось участие в 1968 году в Гран-При Италии и США (две домашние гонки для гражданина США итальянского происхождения) в составе «Лотус». Предварительная договоренность об этом была достигнута с руководителем «Лотус» Колином Чэпменом ещё в 1967 году. Но после вёрстки автогоночного календаря на 1968 год оказалось, что время проведения Гран-При Италии практически совпало со временем проведения зачётной гонки серии USAC (грунтовая гонка Hoosier Hundred в Индианаполисе). Интервал между финишем гонки в Индианаполисе и стартом гонки в Монце с учётом всех часовых поясов был меньше 24 часов, что в соответствии с требованиями автоспортивного регламента, распространявшегося на все соревнования, проходящие под эгидой ФИА, запрещало гонщику принимать участие в обеих гонках. Ясно, что для Андретти гонка USAC была в приоритете. Тем не менее, организаторы итальянской гонки пообещали бывшему соотечественнику уладить вопрос с ФИА и добиться для заокеанской звезды исключительного разрешения на участие в обеих гонках. Благодаря этому Марио смог ознакомиться с техникой «Лотус» уже в Италии, приняв на всякий случай участие в пятничных тренировках и квалификации. Затем Андретти улетел в США для участия в гонке USAC и уже там получил известие, что обратно в Италию можно не возвращаться. Чиновники ФИА принципами не поступились и разрешения на участие в гонке в Монце для Марио Андретти не выдали.

О поул-позишн замолвите слово 4-2

Самая первая проба пера в Ф1 для Марио Андретти в Монце в 1968 году.

Слева: Грэм Хилл (будущий чемпион мира отчётного сезона) и Марио Андретти – партнёры по команде.

Справа: Марио Андретти («Лотус», стартовый номер «18») на трассе в Монце.

Отдельной статистики по пятничной квалификации Гран-При Италии 1968 года я нигде не нашёл. Тем не менее, рискну предположить, что время Марио Андретти могло быть весьма достойным в рамках первого квалификационного дня. Это время позволило американцу итальянского происхождения квалифицироваться десятым по итогам обоих дней, а в те времена субботняя квалификация обычно была намного более быстрой, чем пятничная (если не вмешивались погодные форс-мажоры, конечно же). Для примера, Крис Эймон («Феррари»), получивший по итогам обеих квалификационных сессий третье место на стартовом поле, выиграл у пятничного времени Андретти больше секунды, но по итогам пятницы был позади Марио.

Прежде чем завершить такое длинное вступление в тему, добавлю, что существует легенда, распространяемая самими Марио Андретти, что на самом деле он вовсе не знал, что ему запретили участие в Гран-При Италии. Поэтому после гонки USAC он вернулся в Италию, объехал на арендованном автомобиле глухие пробки на всём протяжении от аэродрома до автодрома, используя обочину встречного движения, нокаутировал вооружённого полицейского, пытавшегося преградить ему путь на автодром, примчался в боксы «Лотус»… И только тут ему объяснили, что разрешения на участие в гонке для него нет. При этом все неловко отводили глаза, и только случившийся рядом Энцо Феррари злорадно ухмылялся, типа это была его персональная месть залётному американцу за то, что опередил в пятницу Эймона. Правда, эта легенда никак не объясняет, с какого перепугу Инженьери оказался на автодроме, если он уже давно лично не посещал никаких гонок. А также отсутствие юридических последствий за нанесение телесных повреждений полицейскому при исполнении. И много чего ещё не объясняет. Зато как красиво придумано!

О поул-позишн замолвите слово 4-3

Фото, подобные этому, были трендом сезона в Северной Америке в 1968 году. Бобби Анзер (на переднем плане) и Марио Андретти на пару, без привлечения третьих лиц, разыграли титул USAC в тот год. Анзер выиграл титул с преимуществом в одиннадцать очков над Андретти. Насколько мизерным было такое преимущество можно понять, если знать, что каждый из них набрал больше четырёх тысяч очков в сезоне.

Но на конкретном кадре эта пара готовится к пятничным квалификационным заездам перед Гран-При Италии в классе Ф1. Обе приглашённые заокеанские звезды поверили организаторам насчёт получения допуска к гонке, синхронно убыли в США для участия в гонке Hoosier Hundred и уже не вернулись в Италию из-за принципиальности чиновников ФИА.

Но если верить легенде из основного текста, то Бобби Анзер был статичным участником всех событий. Он был пассажиром в той машине, которую вёл Марио по итальянским обочинам, со стороны наблюдал за рукоприкладством Андретти в адрес вооружённого полицейского, видел ехидную усмешку Энцо Феррари… И сожалел, что за кампанию с Марио попал под раздачу запретов на участие в Гран-При. Ведь Андретти в легенде пострадал за дело (а вот не обижай гонщиков «Фур»!). А сам Анзер то кому мешал, если стартовать ему предстояло на полудохлом «БРМ» с последнего ряда стартового поля…

Зато уже не легендой, а прозой жизни является квалификационный триумф Марио Андретти месяц спустя в Уоткинс-Гленн. И это при том, что указанная американская трасса была Андретти незнакома в той же степени, что и трасса в Монце, ибо на ней не проводились гонки серии USAC. В Европе тематические издания восприняли известие о победе Марио в квалификации весьма негативно. Как же так? Пришёл тут некто из местных гонок и накрутил хвосты всем королям и принцам Ф1…

Зато сама гонка стала бальзамом на душу для патриотов Ф1. Андретти лидировал после старта очень недолго. Спустя пару-тройку поворотов его опередил сосед по первому ряду стартового поля Джеки Стюарт («Матра-Форд Косворт») и уехал к победе с лидированием от старта до финиша (краткое лидирование Андретти тут не в счёт, зачёт по лидированию ведётся только при пересечении реперной точки на прямой старт-финиш). А на «Лотус» Андретти вскоре покосилось антикрыло, а так же возникли самопроизвольные деформации корпуса машины, из-за чего ему пришлось заехать в боксы для ремонта и вернуться обратно на трассу на низкой позиции во втором десятке участников. А ещё некоторое время спустя отказало сцепление. Вот так и случилось впервые, что один из участников чемпионата мира Ф1 взял поул на одном из Гран-При, а очков в ЛЗ по итогам сезона не набрал.

О поул-позишн замолвите слово 4-4

Слева: Марио Андретти на стартовой решётке Гран-При США 1968 года готов сесть в автомобиль, стоящий на поул-позишн.

Справа: Первый круг Гран-При США 1968 года. Один из «принцев» Ф1 (да, в то время ещё «принц», а не «король») Джеки Стюарт («Матра-Форд Косворт») уже постоял за честь «Королевы автоспорта» и возглавляет гонку. Марио Андретти («Лотус-Форд Косворт») пока ещё едет на втором месте.

 

Жан-Пьер Жарье, 1978 год (неполный сезон, один поул, ноль очков в ЛЗ).

Жан-Пьер Жарье – один из многих гонщиков, кто не получил от Ф1 всего того, чего заслуживал, учитывая собственные гонщицкий класс и компетенцию. Этот француз был одним из лидеров своего времени по количеству скиллов (в современной терминологии), продемонстрированных в Ф1 на неконкурентоспособной технике. Но по настоящему сильную технику Ф1 получил в своё распоряжение лишь один раз за карьеру, да и то ненадолго. Об этом и рассказ.

О поул-позишн замолвите слово 4-5

В неофициальных рейтингах экспертов того времени Жан-Пьер Жарье входил в ТОП-3 самых быстрых гонщиков из числа тех, кто не провёл ни одного полного сезона в составе ТОП-команд. Но однажды он ненадолго получил в своё распоряжение лучшую машину… И запомнился любителям Ф1.

Сезон 1978 года Жарье начал в команде «АТС», рассчитывавшей за счёт компетенции гонщика и спонсорских средств, привлечённых самим же гонщиком, повысить уровень конкурентоспособности своей техники. Увы. Базовый уровень техники оказался очень низким. А потом команда начала стремительно проигрывать и гонку обновлений. Когда Жан-Пьер с незавидным постоянством перестал даже пробиваться на стартовое поле, то решил совместно со своими спонсорами досрочно покинуть данный проект. Другого места в Ф1 гонщику не нашлось ни на текущий ни на следующий год. Какое-то время казалось, что карьера Жарье в Ф1 осталась в прошлом: последняя глава дописана, последняя точка поставлена, последняя страница перевёрнута.

Но на старте Гран-При Италии в аварию попал Ронни Петерсон – гонщик команды «Лотус». Травмы, полученные шведом, не были смертельными, но на следующий день он умер в больнице то ли вследствие жировой эмболии (официальная версия), то ли вследствие заражения крови в результате врачебной ошибки (версия существующая, но не признаваемая).

На оставшиеся до конца сезона две гонки Колину Чэпмену нужно было нанять нового гонщика. И кто-то из деловых партнёров предложил руководителю «Лотус» кандидатуру свободного от контрактов Жан-Пьера Жарье.

Жарье свой шанс не упустил. С одной стороны, он всего лишь наработал на то, чтоб стать героем материала по такой вот статистике. С другой стороны, благодаря этим двум гонкам за «Лотус» он вернулся в обойму гонщиков Ф1 на целых пять лет, а это не мало.

Но обо всём по порядку. Кокпит «Лотус» оказался тесен для Жан-Пьера Жарье, обладающего более плотным чем Марио Андретти  и Ронни Петерсон телосложением. На первых же тестах в составе «Лотус» француз попал в достаточно лёгкую аварию, которая, однако, закончилась для него переломами ребер из-за невозможности правильно сгруппироваться в тесном кокпите перед ударом. Но перелом ребер не был препятствием для продолжения выступлений за лучшую команду сезона. На обезболивающих уколах и с туго перетянутой бинтами грудной клеткой Жарье принял участие в первом гоночном уикенде в Уоткинс-Гленн.

На результатах первой квалификации в составе «Лотус» травма француза, безусловно, сказалась. Всего лишь восьмой на фоне поула партнёра по команде и досрочного чемпиона мира Марио Андретти. 

О поул-позишн замолвите слово 4-6

Жан-Пьер Жарье («Лотус-Форд Косворт», стартовый номер «55») на четвёртом ряду стартового поля Гран-При США в Уоткинс-Гленн в 1978 году. На заднем плане сосед по стартовому ряду Джон Уотсон («Брэбхэм-Альфа-Ромео»).

В гонке, вместо предполагаемого подъёма вверх по протоколу с низкой стартовой позиции за счёт силы техники, случилось обратное. Жарье погружался всё ниже и ниже по протоколу гонки, выпав из первой десятки участников. Но дело оказалось не в низких гоночных кондициях Жан-Пьера, а в медленном проколе переднего левого колёса, сразу не распознанном ни гонщиком, ни командой. Когда же проблема стала очевидной, Жарье был зазван на пит-стоп и получил новую переднюю левую шину. И хоть в этот момент новобранец «Лотус» проигрывал лидерам гонки два круга и не мог рассчитывать на победу, именно он почти до самого конца заезда был королём скорости на трассе. Прорыв Жарье из третьего десятка участников гонки (где он оказался после вышеупомянутого пит-стопа) к третьему месту текущего протокола гонки, сопровождавшийся большим количеством обгонов в реальной борьбе за позицию, стал одним из самых ярких эпизодов всего сезона. До финиша гонщик не дотянул, закончилось топливо. Возможно, в этом есть вина самого Жарье, но он, в числе прочего, сражался и за свою будущую карьеру. Доехать до финиша на задворках зачётной зоны или вне её на технике «Лотус» (с сохранённым за счёт сбрасывания темпа топливом) вряд ли было тем результатом, который привлёк бы потенциальных работодателей. А вот яркий прорыв в этом плане был более полезен.

О поул-позишн замолвите слово 4-9

Двенадцатый круг Гран-При США 1978 года в Уоткинс-Гленн. Жан-Пьер Жарье («Лотус-Форд Косворт», стартовый номер «55») недавно посетил боксы для замены проколотой шины и теперь очень быстр, но пока всего лишь готовится обойти Рольфа Штоммелена («Эрроуз-Форд Косворт», стартовый номер «36») в борьбе за 21-ю позицию в гонке. Незадолго до этого эпизода гонщик «Лотус» опередил на трассе Жиля Вильнева («Феррари») и вернулся в один круг отставания от канадца, а затем Клея Регаццони («Шедоу-Форд Косворт») и вернулся в один круг с швейцарцем. На заднем плане Вильнев в свою очередь обошёл Регаццони и пока следует недалеко позади Жарье. Но это ненадолго. Жан-Пьер сейчас разделается с Рольфом и уедет от всех.

Но ещё более полезным выдался для Жарье следующий гоночный уикенд в Канаде. Это была первая для Ф1 гонка на автодроме в Монреале (нынче носит имя Жиля Вильнева). Ни одна команда и ни один гонщик не знали этой трассы и занимались поиском настроек практически с нуля. Осложнило задачу то обстоятельство, что в пятницу все заезды, включая тренировки и квалификацию, прошли под дождём. Поэтому на поиск сухих настроек у всех остался всего один субботний день.  Андретти не смог разгадать секретов нового трека и подобрать к нему ключик, получив лишь девятое место на стартовом поле и преуспев только в придумывании обидных прозвищ для трассы. А вот Жарье удобные для себя настройки нашёл и взял поул.

О поул-позишн замолвите слово 4-7

Жан-Пьер Жарье («Лотус-Форд Косворт», стартовый номер «55») на автодроме в Монреале в одном из пятничных дождевых заездов.

Гонка должна была стать звёздным часом Жан-Пьера. Он с самого старта уехал вперёд и дальше только наращивал отрыв, в пиковом моменте опережая ближайшего преследователя более чем на полминуты. Потом слегка сбросил темп для экономии топлива, причём, без малейшего риска утратить первое место. Но… Утечка масла вынудила француза прекратить гонку…

О поул-позишн замолвите слово 4-8

Первые секунды Гран-При Канады 1978 года. Жан-Пьер Жарье («Лотус», на фото в правой части кадра) выигрывает старт у Джоди Шектера («Вольфф-Форд Косворт», стартовый номер «20»). Затем Жан-Пьер легко оторвётся от пелетона. А будущий победитель домашней гонки Жиль Вильнев («Феррари») на фото находится сразу позади Шектера.

Самое обидное в этом эпизоде то, что торжество несправедливости в отношении Жан-Пьера Жарье вызвало на трибунах такую бурю восторга, какую обычно вызывает решающий гол незадолго до конца ответственного футбольного матча. Дело в том, что лидерство в гонке по наследству перешло к кумиру местных болельщиков Жилю Вильневу («Феррари»). И пока Жиль ехал к первой в карьере победе в Гран-При, а Жан-Пьер, лишившийся первой в карьере победы в Гран-При, плёлся в боксы, на канадских трибунах бушевал форменный бразильский карнавал.

О поул-позишн замолвите слово 4-10

На месте Жиля Вильнева (на фото в венке победителя и с Большим Призом в руках) мог бы быть Жан-Пьер Жарье. Но зрители категорически не желали видеть в качестве победителя гонки никого кроме своего кумира Жиля и получили желаемое.

Какой ещё Жарье? Кто это? Где он? Сошёл? И слава богу!

Зато, как я уже написал выше, яркие моменты в указанных двух гонках, продемонстрированные Жан-Пьером Жарье, реанимировали его карьеру в Ф1. Кен Тиррелл предложил место в своей команде. И хоть реальных шансов на победу в гонке у Жарье уже никогда не будет, но своего пикового карьерного достижение в Личном Зачёте в виде одиннадцатого места Жан-Пьер добьётся именно в «Тиррелл».

 

Тео Фаби1985 год (полный сезон, один поул, ноль очков в ЛЗ).

Тео Фаби является одним из героев моего предыдущего материала, но нынешний эпизод произошёл годом ранее, чем уже описанный. Фаби выступал в той же команде, но называлась она в 1985 году «Тоулмен». На том отрезке чемпионата, о котором идёт речь, команда не могла себе позволить более одного гонщика из-за дефицита комплектов шин, которые она получала на гонку (причины такого дефицита – отдельная история и я эту историю уже публиковал здесь на Портале несколько лет назад). В квалификациях Тео Фаби даже в самом лучшем случае отставал более чем на две секунды от обладателя поула, а чаще не укладывался и в три секунды. О наборе очков в гонках и речи не шло. И не только низкая скорость была тому причиной. Машина просто ни разу не доезжала до финиша. Причём поломки были самые разнообразные. С таким раскладом команда и гонщик подошли к Гран-При Германии, состоявшемся на трассе в Нюрбургринге.

В пятницу над автодромом шёл дождь. Весь день. Поэтому результаты пятничной квалификации были ни о чём. В субботу к началу повторных квалификационных заездов трасса была сухой, но над автодромом вновь плотно висели чёрные тучи, грозя в любой момент залить трассу проливным дождём. Казалось бы, в таких условиях весь пелетон к моменту открытия пит-лейн должен был находиться в положении низкого старта и в едином порыве ринуться на трассу в надежде урвать хоть какое-нибудь время посуху. Однако в положении низкого старта почему-то оказался один только Тео Фаби. Он и ринулся на трассу в первую же секунду, когда это стало можно. Остальные считали мух, щёлкали клювами или просто тормозили ещё секунд сорок, после чего всё-таки ринулись в квалификационный бой. В результате Фаби оказался единственным, кто весь круг проехал по сухому асфальту. В тот момент, когда бразилец пересёк реперную точку и отметился квалификационным временем, на трассу хлынул ливень. Никто из остальных участников заезда не уложился даже в секунду от времени Тео Фаби.

Впрочем, журналисты после пресс-конференции прозвали Тео самым пессимистичным обладателем поула за последние несколько лет. Что не удивительно, поскольку гонщик прекрасно знал настоящие возможности своей техники относительно возможностей у большинства прочих участников гонки.

Так и получилось. Первый круг Фаби закончил на восьмом месте, которое потом долго сохранял. Но в те времена это место не давало права на очки в Личный зачёт. А ещё до истечения половины гонки на машине Фаби отказало сцепление. До конца чемпионата так всё и продолжалось. У техники не было ни скорости, ни надёжности. До финиша Фаби добрался в том году всего один раз, да и то, в гонке, в которой у него барахлило рулевое управление, что вылилось в четырёх круговое отставание от победителя гонки и классификацию во втором десятке итогового протокола Гран-При.

Отсутствие очков в ЛЗ выглядело естественным результатом для Фаби в 1985 году. Зато у него был поул! Случайный и курьёзный поул. Но ведь был!

О поул-позишн замолвите слово 4-11

Слева: ажиотаж на стартовом поле вокруг очень неожиданного болида на поул-позишн.

Справа: автор самого курьёзного поула 1985 года – Тео Фаби. С другой стороны: дают – бери. Тео Фаби не был виноват в отсутствии всеобщего субботнего желания пораньше выехать на быструю попытку в условиях вероятного дождя.

И вновь не удержусь от сравнения Тео Фаби с Аленом Простом ))) У них было много общего на двухлетнем отрезке: 1985-86 годы. У них было по три поула на брата! Но Прост стал чемпионом два раза. Про шестнадцатое место Фаби в 1986 году я уже писал в предыдущем материале по теме. А в 1985 году в общей таблице ЛЗ Тео расположился на 33-м месте из 41-го (очки в ЛЗ набрали только 20 участников чемпионата). «Не в поулах счастье», - могли бы сказать и Ален и Тео. И каждый был бы по-своему прав.

 

Автор материала: ROMAN grosjean (февраль 2021 года).


* Отредактировано автором 26.2.2021 в 11:23
0 Отзывов