Они становились чемпионами Ф1, но не сразу узнавали об этом

20.12.2019 14:39

План написать подобную статью был давно. Реализовался только сейчас. Все кто смотрел фильм «Гонщик» об известном противостоянии Ники Лауды и Джеймса Ханта помнят эпизод, в котором Джеймс узнал о том, что стал чемпионом мира только по возвращении в боксы. А всё предыдущее время с момента отмашки клетчатого флага, британец был уверен, что чемпионат проиграл. Подобные случаи, когда новоявленные чемпионы мира ещё не знают, что они чемпионы, в Ф1 достаточно редкое явление. Но не единичное.

Об этих случаях и пойдёт речь в заметке.

Сразу оговорюсь, что не рассматриваю самые первые сезоны в которых разыгрывался титул чемпиона мира среди водителей в классе Ф1. Потому что нет никаких убедительных доказательств, что ведущие гонщики Ф1 тех лет, становившиеся чемпионами мира и призёрами, относились к новообразованному чемпионату мира в традициях нынешнего времени. Т.е. следили за очковым балансом у себя и у соперников, были в курсе предгоночных раскладов накануне решающих гонок и чётко осознавали момент становления себя или кого-то из соперников чемпионами мира. Вполне вероятно, что гонщики узнавали о своей позиции в итоговом рейтинге класса Ф1 только на специальном мероприятии ФИА уже после завершения сезона (по крайней мере, это на 99 процентов справедливо по отношению к сезону 1950 года и, повторюсь, нет доказательств, что такая ситуация не повторялась несколько последующих лет).

Первый документально зафиксированный случай неопровержимой компетенции гонщиков в вопросе определения чемпиона мира, включая осведомлённость в вопросах предгоночных раскладов, состоялся в 1955 году. Тогда победитель Гран-При Великобритании Стирлинг Мосс сразу после гонки перед микрофонами и фото-, кинокамерами поздравлял своего партнёра по команде «Мерседес» Хуана-Мануэля Фанхио с получением чемпионского титула и сделал заявление, что победил в гонке только потому, что Хуану-Мануэлю и второго места было достаточно для оформления титула. А сам аргентинец тут же и перед теми же микрофонами и камерами поздравлял Стирлинга с победой в домашней гонке и говорил, что занял второе место в гонке не потому, что этого было достаточно для титула, а потому, что Стирлинг был реально непобедим в тот день.

Ну а теперь сами эпизоды по теме заметки.

Первый эпизод датирован 1956 годом. В тот год 2 сентября состоялся Гран-При Италии, победителем которого стал Стирлинг Мосс на «Мазерати», а второе место разделили на двоих гонщики «Феррари» Питер Коллинз и Хуан-Мануэль Фанхио, которому Питер по ходу гонки добровольно передал свою машину, так как техника Фанхио встала на ремонт и продолжать на ней гонку самому аргентинцу было уже бессмысленно. По итогам гонки тройка лидеров чемпионата мира выглядела так:  1. Фанхио – 30 очков; 2. Мосс – 27 очков; 3. Коллинз – 25 очков. Но всё дело в том, что это ещё не было окончательной таблицей личного зачёта, как это считается в наше время. Я об этом уже писал в своём предыдущем материале. На момент проведения гонки в Монце, этот этап считался предпоследним этапом чемпионата 1956 года. Более чем через месяц после итальянской гонки предстояла ещё завершающая гонка в Испании, где вышеуказанная троица должна была разыграть титул в решающем сражении. Но… Ещё на стадии предложения ФИА в адрес испанских организаторов провести традиционное национальное автогоночное состязание в соответствии с регламентом Ф1, организаторы, дав предварительное согласие (что дало основание включить Гран-При Испании в календарь Ф1), долгое время пытались прогнуть Федерацию на некоторые послабления в свой адрес. В частности, разрешить участие в гонке технике младших классов, что позволило бы наполнить стартовую решётку звёздами автоспорта местного значения и обеспечить тем самым зрительский ажиотаж. Федерация не прогнулась и примерно за неделю до события, убедившись, что и организаторы продолжают упорствовать, отменила финальный этап. Не саму испанскую гонку отменила, а вычеркнула её из календаря Ф1. Гонка то состоялась, была проведена по свободной формуле и наполнила казну организаторов приятной по величине прибылью.

А вот Хуан-Мануэль Фанхио только после решения Федерации и узнал, что, оказывается, стал чемпионом мира ещё 2 сентября.

Стал чемпионом, но не знал об этом 1

2 сентября 1956 года. Эпизод из Гран-При Италии. Питер Коллинз покидает свой автомобиль на плановом пит-стопе, чтобы передать его для дальнейшего управления Хуану-Мануэлю Фанхио (в кадре крайний слева). Приверженцы упрощённой статистической истории Ф1 считают, что Питер в этот момент отказался от борьбы за чемпионство и отдал титул Фанхио. Но если вспомнить, что на тот момент ещё планировалась гонка в Испании…

Второй эпизод данного материала – трагический.. Ибо гонщик, ставший чемпионом мира, вообще не смог узнать об этом факте. Потому что был уже месяц как мёртв. Естественно, речь идёт о Йохане Риндте. Австриец погиб 5 сентября в ходе квалификационных заездов перед Гран-При Италии. А 4 октября, по итогам Гран-При США он же стал за один этап до конца сезона посмертным чемпионом мира. И вряд ли Йохан даже в самом страшном сне мог предположить, что стоя на верхней ступени Гран-При Германии чуть больше чем за месяц до своей гибели, он уже тогда поднял планку зачётных баллов на недостижимую для прочих участников чемпионата высоту. Ведь впереди были ещё пять этапов чемпионата, завершение карьеры и ещё целая жизнь после автоспорта… Так казалось…

Стал чемпионом, но не знал об этом 2

4 октября 1970 года. В этот день победу в Гран-При США в Уоткинс-Гленн одержал гонщик «Лотус» Эмерсон Фитиипальди (первая победа в Гран-При Ф1). По традиции вместе с победителем гонки на подиум поднялся и руководитель команды Колин Чепмен (на кадре слева). Третьим приехал ещё один гонщик «Лотус» Рене Визель. А ещё один гонщик «Лотус» стал чемпионом мира посмертно (на врезке).

Третий эпизод, собственно, тот самый случай с Джеймсом Хантом, с которого я начал заметку. В фильме отражён реальный исторический факт.

Этот эпизод входит в «Золотой фонд Ф1». И во множестве источников описан досконально и… по разному. Выбирать из множества версий какую-то одну как-то не хочется. Поэтому вот вам краткая компиляция. Есть две основных версии насчёт понимания Хантом состояния дел в Личном Зачёте на момент отмашки клетчатого флага. Первая: он получил информацию (ошибочную) о собственном пятом месте в гонке и был уверен, что проиграл титул. Вторая: он не понимал на каком месте финишировал, не знал исхода борьбы за титул и в боксы ехал с целью устранить сие неведение.

Первая версия подразделяется на два ответвления. Первая-первая: Хант чувствовал свою вину за проигранный титул и жаждал просить прощения у команды (эта версия и обыгрывается в фильме «Гонщик»). Первая-вторая: Хант винил руководство в своём поражении и возвращался в боксы в ярости. Ибо Тедди Майер не захотел оперативно провести пит-стоп для Ханта с заменой шин с дождевых на слики, когда дождь закончился, и трасса начала стремительно подсыхать. В результате, несмотря на все старания Ханта выбирать для движения наиболее влажные участки трассы шины стали деградировать, и одна из них, в конце концов, спустила. Это привело не только к потерям времени и позиций непосредственно на трассе, но и пит-стоп затянуло, так как домкрат не сразу смогли подвести под машину со спущенной шиной.  Эту версию поддерживает хроника гонки с сайта STATS F1.com, где в описаниях событий после гонки присутствует эпизод с попыткой Ханта ударить своего шефа Тедди Майера, когда тот подбежал к Джеймсу (уже покинувшему машину), чтобы поздравить его с титулом.

И только версии, что Хант в момент финиша ощутил себя чемпионом, нет от слова абсолютно. Ну и ладно. Это и есть основание включить сей знаменитый эпизод в настоящий материал.

Стал чемпионом, но не знал об этом 3

Справа на этом фото победитель Гран-При Японии 1976 года Марио Андретти («Лотус»). Слева же гонщик, сумевший в один день испытать и горечь поражения и радость победы в чемпионате мира. Джеймс Хант («МакЛарен»).

Четвёртый эпизод из более-менее современной истории Ф1. Это знаменитый инцидент между Михаэлем Шумахером и Дэймоном Хиллом в Аделаиде в 1994 году. «Бенеттон» Шумахера после контакта с «Уильямс» Хилла сразу застыл в отбойнике. Немец быстро покинул болид и перебрался за ограждение, из-за чего оказался на некоторое время в информационном вакууме. Телезрители успели увидеть погнутую штангу на машине Хилла ещё до того как британец вернулся в боксы. Комментаторы и эксперты, участвующие в трансляции, донесли до зрителей мысль, что продолжение гонки для Хилла невозможно. А видеокартинка в это время периодически переключалась на удручённого Михаэля, переживавшего собственный сход на фоне продолжившего движение Хилла. Ведь разделяло двух оппонентов в борьбе за титул всего одно очко - пустяк для оставшегося в гонке, как думал в тот момент Михаэль, Дэймона.

Окончательной кульминацией для зрителей стала радость в боксах «Бенеттон» на фоне унылого стояния сотрудников команды «Уильямс» в боксах вокруг неподвижной машины Хилла. И только когда разочарованный Дэймон    покинул свою машину (а до этого он достаточно долго продолжал в ней сидеть), видеокартинка показала Михаэля, наконец-то обуреваемого чувствами победителя чемпионата. Сам Михаэль впоследствии вспоминал, что некоторое время после инцидента просто смотрел на трассу, непроизвольно считая проезжающие машины. Вот-вот мимо должны были проехать «Уильямсы» Хилла и Мэнселла, за ними «Феррари» Бергера и Алези. Проехали Мэнселл, Бергер и Алези. Шумахер сразу даже не поверил. Подождал ещё круг. Мэнселл, Бергер, Алези. Никаких признаков Хилла. Вот тут-то Михаэля и накрыло счастье.

Стал чемпионом, но не знал об этом 4

Тот момент, когда наисвежайший чемпион мира ещё не знает, что он чемпион мира.

 

Автор материала: ROMAN grosjean (декабрь 2019 года).

3 Отзыва