В Венгрии Mercedes заставили Ферстаппена уничтожить свои шины

08.08.2019 16:35

 

Гран-при Венгрии подарил болельщикам настоящее сражение за победу между двумя сильнейшими на настоящий момент гонщиками - Льюисом Хэмилтоном и Максом Ферстаппеном. Однако борьба велась отнюдь не только на трассе - на мостиках Mercedes и Red Bull так же разразилось напряжённое противостояние, которое, как мы помним, окончилось победой действующих чемпионов.

Перед стартом гонки оптимальным считался вариант с одной остановкой в боксах - вариант с двумя остановкой на бумаге оказывался заметно медленнее.

«В этот уик-энд у нас было меньше данных о шинах из-за дождевой практики — никто не проехал длинные отрезки на шинах Hard с большой топливной загрузкой для определения степени износа и влияния на времена на кругах, - рассказывает Джеймс в традиционном послегоночном выпуске Mercedes на канале You Tube. - Такая ситуация порождает много неизвестных.

Все команды (включая нас) вошли в гонку с намерением выбрать тактику с одним пит-стопом, поскольку здесь трудно обгонять и покрышки теоретически должны были дожить до финиша.

 

Во время гонки второй пит-стоп Льюиса Хэмилтона показался для большинства весьма спорным и довольно рисковым вариантом стратегии, ведь после пит-стопа отрыв увеличился до 20 секунд, и это всего за  22 круга до финиша, а сам вариант с двумя пит-стопами изначально всеми считался заведомо проигрышным. Однако, как рассказал после окончания уик-энда главный стратег Серебристых Стрел Джеймс Ваулз, данный выбор был сделан стратегами команды отнюдь не наугад, и даже более того - совсем не за 22 круга до финиша - всё было досконально просчитано и шло по чёткому плану чуть ли не с 15 круга гонки.

Как оказалось, вариант с двумя пит-стопами стали рассматривать ещё во время первого отрезка британца. Имея перед глазами регресс шин Hard на машине Валттери Боттаса, которому их поставили ещё на пятом круге гонки, стратеги во главе с Ваулзом поняли, что при определённом давлении на голландца, его Hard точно не дотянет до финиша. Но при этом нужно вынудить Макса сильнее нагружать шины, причём не только Hard на втором отрезке, но и Medium на первом, что заставило бы голландца останавливаться и ставить Hard раньше, чем планировалось мостиком Red Bull изначально, ведь единственное, что могло спасти Макса в этой ситуации - крайне бережное и аккуратное обращение с шинами.

И вот тут на чемпионском мостике созрел коварный, и вместе с тем поистине гениальный план, как же им переиграть соперников на трассе, где обгон машины с сопсоставимой скоростью при грамотной обороне практически нереален. Хэмилтона ещё во время первого отрезка "зарядили" оказывать макимальное давление на Ферстаппена, чтобы тот мало того что был вынужден поддерживать высокий темп, но ещё и выбирал при обороне отнюдь не самые спокойные для резины траектории, постоянно перегревая поверхность шин, что разумеется серьёзно уменьшало их ресурс, которого и без того было буквально в обрез.

Конечно, шины (да и тормоза) самого Хэмилтона при этом подвергались ещё большей нагрузке, поскольку помимо атакующего стиля он ещё постоянно находялся в "грязном" воздухе позади Макса, но в случае с британцем команда и не собиралась ехать на них до финиша, что позволяло трастить ресурс Hard более агрессивно и расточительно.

Вместе с тем, мостик рассматривал и еще один вариант - более раннюю остановку на первый пит-стоп, чтобы "подрезать" Макса. Однако, тут в команде столкнулись с определёнными трудностями в лице трафика красного цвета.

 

«На первом же отрезке стало ясно: если мы хотим победить Ферстаппена, нам нужно либо зазвать Хэмилтона в боксы раньше него [и выиграть время в чистом воздухе за счёт новых шин], либо «пересидеть» на трассе и потом попробовать создать противовес в смысле эффективности шин. Естественно, сперва мы рассматривали более ранний пит-стоп, но у нас была одна проблема.

В наше окно выезда из боксов попадали обе Ferrari – и Феттеля, и Леклера. Хотя бы один болид Скудерии постоянно оказывался в ориентировочном окне пит-стопа целую кучу кругов — вплоть до заезда в боксы Ферстаппена.

Лишь на одном из кругов Феттель вывалился из окна, и нам надо было принимать решение. Нас сдержало два фактора: у шин Hard очень небольшое температурное окно. В первых нескольких поворотах после выезда из боксов он не готов к моментальному выжиманию серьезной скорости в темпе Ферстаппена (ключевой момент для фактора выигрыша позиции за счет более ранней остановки). Второй — пришлось бы обгонять очень быструю Ferrari сразу же после выезда с пит-лейн. В таком случае мы бы просто не смогли сократить 1,5 секунды отставания от Ферстаппена.

В результате мы решили прибегнуть ко второму варианту и максимально растянуть первый отрезок.

 

Когда мы поняли, что шанса для более раннего пит-стопа не будет, наш план изменился: теперь нам нужно было создать преимущество по эффективности шин к концу гонки по сравнению с покрышками Ферстаппена. То есть нам надо было создать такие обстоятельства, чтобы он как можно активнее использовал возможности резины в течение гонки, чтобы её ресурс закончился ещё до финиша.

Когда Макс и Льюис оторвались от пелотона, открылись сразу несколько дополнительных возможностей — в нашем случае это были два пит-стопа.

В процессе заезда команда из боксов и аналитического раздела неустанно работала: собирала крупицы данных с пятницы и на их основе создавала модели износа наших шин и покрышек Ферстаппена. Их прогноз оказался безошибочным. Рассчитанная модель износа показала нам, что две остановки в боксах приведут к фантастической ситуации в конце гонки: резина Макса должна износиться до финиша, если Льюис окажет достаточно сильное давление».

 

 

И Хэмилтон действительно смог воплотить в жизнь план хитрого Ваулза - после выезда с питлейн Льюис оказался на новых шинах Hard в 6.3 секундах позади Макса, и буквально за 4 круга "съел" весь гандикап голландца, добравшись до зоны DRS и обрушившись на ничего не подозревающего Ферстаппена всей мощью Mercedes. После этого он ещё четыре круга агрессивно давил на Ферстаппена, используя преимущество более свежих шин, что заставило Макса взвинтить темп и всерьёз обороняться, используя все имевшиеся под рукой ресурсы, включая и разумеется ресурс шин, которые ему ведь нужно было наоборот, беречь...

Хэмилтон даже предпринял смелую попытку обгона на 39 круге, которая хоть и не увенчалась успехом, но в очередной раз вынудила Ферстаппена перегрузить свои шины, поверив в серьёзность намерений британца.

Но даже после вроде бы неудачной попытки обгона команда продолжала настаивать, чтоб Льюис давил на Макса — и на 41-м круге, и на 44-м, и даже на 48-м (прямо перед вторым пит-стопом) гоночный инженер чемпиона Боно просил подопечного «ехать вплотную к Ферстаппену и держаться в зоне DRS». И Хэмилтон выполнял просьбы в точности (хоть и всерьёз беспокоился за состояние тормозов) — все понимали, что без этой фазы гонки Макс смог бы в достаточной степени сохранить как свои шины, так и лидерство в гонке.

 

 

«После второй остановки в боксах Льюису нужно было взобраться на огромную гору: не только сократить 20 секунд отрыва, но и затем обогнать Ферстаппена. У Льюиса, естественно, появились сомнения насчет того, что он сможет так долго поддерживать по сути квалификационный темп [без риска повредить тормоза и шины], но на каждом круге он проезжал ровно с тем темпом, который был нужен для реализации плана в жизнь. У Ферстаппена не было выбора - ему пришлось отвечать: он снова начал атаковать для поддержания разрыва и использовал оставшийся ресурс резины. В итоге, его стратегия не сработала - шины "кончились" за несколько кругов до финиша, как и прогнозировала наша команда.

Именно поэтому мы и выиграли».

 

Перевод "2019 Hungarian Grand Prix F1 Debrief от Mercedes"

20 Отзывов