Кубица о себе, гонках и надеждах

09.07.2019 11:47

Наш немецкий коллега Кристиан Ниммерфоль расспросил  о тех разочарованиях, которые принесло ему возвращение в Ф1, о надеждах на будущее и жизни в условиях физических ограничений.

Роберт, насколько сложным получается для вас этот сезон? Сложнее, чем вы ожидали?

 -Конечно... Но давайте я начну немного с другого. Когда мы с Williams подписывали контракт на этот год, я знал, что стоит ждать больших проблем. Не только потому, что у команды был сложный прошлый сезон, но прежде всего потому, что Формула 1 – очень непростой вид спорта. Сразу после объявления в Абу-Даби люди поздравляли меня, говоря: «Вы сделали великую вещь». Я отвечал, что главные трудности еще впереди.

 Последние несколько лет стали для меня непростыми по разным причинам. Формула 1 – спорт высочайшего уровня с большой конкуренцией. Здесь любая команда может за короткое время рухнуть с высокой позиции на самое дно, причем это случается даже без существенных перемен в самой команде. Достаточно вспомнить ситуацию с BMW Sauber и сравнить 2008 и 2009 годы. Конечно, тогда сказались еще и изменения в правилах...

 
 С одной стороны, нельзя сказать, что нынешний сезон складывается сложнее, чем я ожидал. Я всегда уважал и по-прежнему очень уважаю этот вид спорта, и знаю, насколько сложно выступать в Формуле 1. Но с другой стороны, ситуация действительно труднее, чем я думал. В частности, начало года принесло множество проблем. Машина не едет так быстро, как должна, и у нас нет шансов сразиться с соперниками. Это, наверное, самое сложное.

 У всех [команд] бывают хорошие и плохие дни. Но наши конкуренты знают: если они сами все сделают верно и не столкнутся с определенными трудностями, то будут конкурентоспособны. Мы же так далеко позади, что даже если у остальных возникают проблемы, мы не имеем шансов побороться с ними, так как отстаем слишком сильно. Это, пожалуй, раздражает сильнее всего. Ты знаешь, что показываешь в гонке свой максимум, но все равно финишируешь последним.

Роберт Кубица на стартовой решетке

Фото: Гленн Данбар / LAT Images


Оглядываясь назад и зная то, что вы знаете сейчас, согласились бы вы снова на все это?

 Да. Я не жалею о своем решении, но... Разочарование в данном случае – неверное слово, ведь в любом случае лучше выступать, чем сидеть на диване и смотреть Формулу 1 по телевизору. Однако я был бы куда более счастлив, если бы мог бороться за более высокие позиции и имел меньше проблем.

 Это факт, но я должен добавить, что все эти осложнения несколько отодвинули на второй план весьма важный для меня момент. То, что я вообще смог все это сделать. Я уже и сам порой забываю об этом, потому что в Формуле 1 все происходит быстро. Здесь вы живете сегодняшним днем, и я понемногу забываю, что мне удалось добиться того, над чем я работал много лет. Такой уж я человек. Стоит мне достичь одной цели, как я сразу ищу другую.

И какова ваша следующая цель?

 Это зависит от того, какие инструменты я получу, но я определенно хотел бы однажды вновь бороться в Формуле 1. Это звучит не слишком амбициозно, но в нашей ситуации, думаю, реалистично. Для нас стало бы большим достижением, если бы мы смогли сократить отставание и вступить в борьбу с соперниками.

 Хорошо известно, что вы не мечтатель. Но все же – когда стало ясно, что возвращение в Ф1 становится все более и более реальным, были ли у вас мысли о победе в Гран При?

 Нет, я никогда не думал об этом. Прежде всего, потому что та авария [в раллийной гонке зимой 2011 года] и всё, что произошло в моей жизни после нее, научили меня жить каждым днем. Чудеса случаются, но в Формуле 1 едва ли можно ожидать, что команда, ставшая последней по итогам прошлого сезона, внезапно начнет бороться за подиумы. Конечно, мы видели примеры прогресса некоторых команд в прошлом. Но я предпочитаю оставаться реалистом, особенно в этом сезоне.

 Для меня главной целью было показать, что я могу управлять машиной Формулы 1, и мои ограничения – да, они остаются – не мешают мне. Надеюсь, однажды у меня будет шанс побороться за очки. Я использовал слово «надеюсь», потому что в спорте ничего не гарантировано. Вы должны усердно работать и рассчитывать на удачу. К сожалению, начало года показало, что у нас впереди много работы, чтобы получить хотя бы небольшой шанс побороться за очки.

Роберт Кубица, Williams FW42

Фото: Гленн Данбар / LAT Images

Контракт с Williams был вашим выбором или единственно возможным вариантом?

 Ни для кого не секрет, что я оказался здесь [в Williams], исключительно по той причине, что получил возможность вновь выступать в гонках Формулы 1. У меня были другие предложения, в том числе и из Ф1. Я мог стать пилотом в топ-команде, но пилотом программы развития. Я выбрал участие в гонках, потому что это стало завершением моего долгого процесса возвращения.

Вашей главной целью был чемпионат мира?

Да.

Но ведь вы уже многое доказали за последние годы?

Здесь нельзя сравнивать. Применительно к Формуле 1 никто не верил, что у меня получится, ведь это что-то особенное. Я показал, что, несмотря на ограничения, могу пилотировать машину Формулы 1, и это нельзя сравнить с тем, чтобы быть чемпионом где-то еще.

Роберт Кубица, Williams Racing

Фото: Джо Портлок / LAT Images


Кстати, об ограничениях. Перед Монако...

Да, были те, кто говорил, что там я не справлюсь.

Но ведь у вас по-прежнему сохраняются ограничения даже в повседневной жизни?

 Конечно. Я не могу делать многие вещи так, как делал их раньше [до аварии]. Ограничения весьма существенны… Когда я изучал свое тело, то сделал свой первый большой шаг, просто признав, что больше не в состоянии совершать определенные действия.

Сколько времени это заняло?

 Сложно определить. Борьба за реабилитацию касалась не только собственно травмы, физической стороны, но и психологической. Когда вы приходите к тому, что вновь достигаете каких-то привычных прежде результатов, это вызывает яркие эмоции. Можно сравнить с ребенком, который научился ходить, хотя не умел этого раньше.

 В каком-то смысле мне пришлось открыть себя, научиться делать что-то по-другому и понять свое тело. Это же касается и мозга…  Мозг является очень мощным инструментом. Думаю, что большинство людей просто не осознают этого. Я развивался. Это касается не только пилотирования гоночных машин, у меня ведь есть повседневная жизнь, как у любого человека. В ней я сейчас делаю некоторые вещи по-другому, иначе, а какие-то не могу делать вообще. И я должен принять это.

Речь идет, к примеру, о том, чтобы принять душ?

Наверное, можно привести и такой пример – что мы «запрограммированы» даже на такое действие, как мытье собственной задницы. Давайте попробую объяснить… Вот вы правша или левша?

Я понимаю, о чем вы. Недавно я тоже повредил руку…

 Да-да. Это похоже на обучение с нуля. Но, как я уже сказал, у нас есть мощный инструмент в виде мозга, поэтому это лишь вопрос времени и усердия. Вы должны продвигаться вперед медленно, шаг за шагом – ставить цели и достигать их.

 У меня были моменты, когда я пытался что-то сделать, и не добивался результата. В таких ситуациях я очень злился на себя. Зря, наверное. Для человека нормально пробовать делать все так, как он привык. Но потом ты понимаешь, что так больше не получится. И нужно находить в этом силы для поиска других решений.

Можно ли говорить, что ваш прогресс и улучшение состояния будут постоянными?

 Нет. Постоянными для меня будут ограничения. Но я продолжаю изучать свое село и свои возможности. Я принял то, что я есть.

 Сейчас я вижу, что многие вещи – как в машине, так и вне трассы – уже делаю автоматически. Даже те, которые не мог сделать всего год назад. Я сказал, что ограничения останутся навсегда – так вот, это касается только физической стороны. Но я продолжаю совершенствовать свою функциональность в том, как делаю разные вещи.

Источник

3 Отзыва