Как провалился первый проект Рона Денниса в Формуле 1

04.02.2019 20:39

 

   Рон Деннис - ходячее воплощение пресловутой `американской мечты`. Или, как говорят англичане, типичный self-made-man - человек, сделавший себя сам. И в самом деле - как иначе назвать человека, совершившего головокружительный взлет от незаметного автослесаря до босса одной из ведущих команд в таком популярном, фантастически дорогом и жестоком виде спорта, как Формула-1! Таких, как Деннис - современных мультимиллионеров, `сделавших себя` при начальном капитале в ноль фунтов стерлингов, в Больших Призах немало. Как тот же Берни Экклстоун, эдакий Карабас-Барабас `королевы автоспорта`, или вечный друг-соперник Денниса - Фрэнк Уильямс. 

  Имя Рона Денниса для всех поклонников Ф1 связано с триумфальными выступлениями команды McLaren, борьбой Айртона Сенны и Алена Проста в конце 80-х, титулами Мики Хаккинена и первыми победами Льюиса Хэмилтона. Между тем, дела у него не всегда шли настолько здорово.

 
Эта история произошла в самом начале 70-х, когда Деннис и его коллега Нил Трандл – оба не один год проработали механиками в Brabham – решили основать собственную гоночную команду. Она получила название Rondel.

 
«Я занимался проектами в Ф3 и IndyCar, когда Джек [Брэбэм] решил завязать с гонками, – рассказывает Трандл Motorsport.com. – Тогда-то Рон и предложил мне самостоятельно работать в Формуле 2».

Команда Rondel Racing в Ф2: Клайв Уолтон, Рон Деннис, Нил Трандл и Престон Андерсон

Проект получил название Rondel, образованное от имен его сооснователей. Поначалу для гонок использовали Brabham BT36, а вскоре начали делать машины самостоятельно. 

 
«Берни [Экклстоун, выкупивший Brabham] не собирался продавать или сдавать машины в аренду частникам, – продолжил Трандл. – Так что в 1973-м мы построили свое первое шасси. Всего их было сделано около десятка. 

С самого начала мы условились, что в Rondel всё должно быть на самом высшем уровне. У нас, как и у остальных команд, были свои грузовики и палатки-навесы – только наши были в сто раз лучше по качеству и материалам». 

Результаты в Формуле 2 у проекта оказались сродни подходу – пять титулов в разных чемпионатах. Гонщиками Rondel были Боб Уоллек, Анри Пескароло, Жан-Пьер Бельтуаз и даже Грэм Хилл. Главным спонсором выступала компания Motul, также финансовую помощь оказывали лондонский страховой брокер по фамилии Гроб и сын богатого греческого судовладельца Влассопулоса – Деннис познакомился с ними через свою тогдашнюю подружку, дочь известного антиквара.

Такое начало вдохновило Денниса с Трандлом – и привело к закономерному решению попробовать свои силы в Ф1. Благо, там в то время были мощные и не слишком дорогие моторы Cosworth DFV и коробки передач Hewland, которые с одинаковым успехом использовали практически все команды. 

«Мы начали работу над машиной, которая должна была называться Rondel или Motul, – рассказывает Трандл. – Ее главным конструктором был Рэй Джессоп, он планировал все закончить к старту сезона-1974.

Но в конце 1973 года наступили трудные времена. Из-за нефтяного кризиса рабочие недели сократили до трех дней, у нас просто не было денег, тем более, что команда только-только переехала на новую базу. С большим сожалением под конец года мы были вынуждены закрыть Rondel».  

Машина Ф1 в том виде, в каком она была задумана Джессопом, так никогда и не была закончена. Сам конструктор покинул команду, Рон Деннис тоже ушел, чтобы попытаться заработать где-то еще, а Трандлу пришлось из хозяина переквалифицироваться в наемного работника.

«Дело взяли в свои руки Влассопулос и Гроб, – объясняет Нил. – Они тоже сложили части своих имен и получили новое название – Token. 

Token RJ02, 1974 год    Фото: Люсьен Арменьи

Машину для них достраивали мы с Крисом Льюисом. Это не оборот речи, мы правда работали лишь вдвоем. Денег практически не было, и я договорился, что пилотом станет Том Прайс, который уже выступал за нас в Ф2».

Том Прайс  Фотограф: Райнер Шлегельмильх

Недолго и бесславно

Машина, которая осталась в исторических летописях Ф1 под именем Token RJ02, стала типичным «кит-каром» середины 70-х. Алюминиевое шасси с четырьмя топливными баками вокруг кокпита, подвеска на рокерных рычагах и пружинах с амортизаторами, кованые стальные тормозные диски Lockheed, 13-дюймовые колеса с шинами Firestone. И, разумеется, тандем Cosworth DFV и коробки Hewland.

Характерной чертой машины стало решение носовой части, чем-то похожее на чемпионскую Ferrari 156, прозванную «Акульим рылом». Две большие «ноздри» позволяли воздуху проходить к установленным здесь под большим углом радиаторам. 

Кроме того, в изначальной версии в машины не было верхнего воздухозаборника за головой пилота – да и вообще каких-либо кузовных панелей, закрывающих двигатель сверху. 

Дебют маленькой команды Token состоялся в начале апреля 1974-го на внезачетной гонке за Международный трофей в Сильверстоуне. 

«Том не смог выехать на тренировку, потому в квалификации стал последним [32-м], а в гонке сошел [на 17-м круге] из-за порвавшегося тросика привода коробки передач», – вспоминает Трандл тот уик-энд.

Еще через месяц Token впервые приехала на этап чемпионата мира – это была гонка в бельгийском Нивелле. Результаты были уже куда лучше – стартовал Прайс 20-м из 32 гонщиков, но прокол после нескольких кругов отбросил валлийца на 30-е место. По ходу гонки он постепенно поднимался выше, однако столкновение с Tyrrell Джоди Шектера, который проводил очередной обгон на круг, окончательно выбило дебютантов из гонки.

Несмотря на ограниченные ресурсы, команда продолжала дорабатывать машину. Длинный «нос» был укорочен, а над двигателем появился верхний воздухозаборник, какой в ту пору был в Ф1 общим местом.

«Несмотря на результат, мы остались очень довольны скоростью в Бельгии, – рассказывает Трандл. – Потому с воодушевлением ожидали гонки в Монако. Но оказалось, что туда собралось слишком много участников, потому производители, Берни Экклстоун и руководители других команд отказали нам в праве выйти на старт. 

Ситуация стала еще хуже, когда Прайса переманили к себе конкуренты из Shadow. Мы провели еще одну гонку, в Брэндс-Хэтче, где за нас выступал Дэвид Перли. Но он даже не прошел квалификацию.

К тому моменту я был настолько измотан и опустошен, что у меня просто не осталось выбора – и я ушел из команды».

Сам Нил Трандл до сих пор связан с Формулой 1, сейчас он работает главой департамента исторических машин на базе McLaren в Уокинге. А его уже бывшая команда в далеком 1974-м продержалась на плаву еще пару Гран При. Новым пилотом стал Ян Эшли, который принес Token лучший в ее короткой истории 14-й результат на Гран При Германии, а в Австрии хоть и финишировал, но слишком сильно отстал из-за проблем в колесом и не попал в классификацию.

После этого Гробу с Влассопулосом надоело вкладывать деньги, проект Token закрыли, а единственное построенное шасси RJ02 продали пилоту-частнику Джону Торпу. Тот пытался выступать на нем в местных гонках, но быстро понял, что скорости от этой машины не добиться.  

 

Фотограф: LAT Images

Источник


* Отредактировано автором 4.2.2019 в 21:28
2 Отзыва