Алёшин: Нужно, чтобы вокруг тебя была позитивная аура

09.11.2016 16:29

Из истории автоспорта мы знаем, что в 60-х и 70-х многие профессиональные гонщики параллельно выступали сразу в нескольких сериях – в Формуле 1, в других кольцевых классах, в гонках спорткаров, в Ле-Мане. Некоторые добивались успехов практически везде, но в наше время подобный подход уже не вполне типичен, таких примеров совсем немного, хотя Нико Хюлкенбергу в прошлом году удалось вместе с заводской командой Porsche выиграть «24 Ле-Мана». И всё-таки, это скорее исключение.

Но к таким исключениям можно отнести и опыт российского гонщика Михаила Алёшина, который провёл свой второй полный сезон в IndyCar, сочетая эту работу с выступлениями за команду SMP Racing в чемпионате мира по гонкам на выносливость. С Михаилом мы пообщались в кулуарах Russian Motorsport Forum, который в эти дни проходит на автодроме Moscow Raceway.

Вопрос: Почему-то в современном автоспорте мало таких примеров, но вам как-то удаётся совмещать IndyCar и WEC…
Михаил Алёшин: За всех не скажу, но мне это удаётся, потому что я люблю гонки, люблю гоняться, и для меня в принципе неважно, в какой категории, в каком классе выступать. Если есть возможность, я всегда буду это делать.

Но эта возможность есть, благодаря программе SMP Racing. Поэтому я летаю с континента на континент, участвую и в гонках IndyCar, и в Ле-Мане – это всё очень интересно, очень полезно, это опыт, поэтому я никогда не отказываюсь. Тем более, что SMP Racing – моя команда, а машина BR-01 – это наш спортпрототип, и я принимал непосредственное участие в его тестировании и доработке. Можно сказать, это наше общее детище, и отношение к нему особое.

Вопрос: Насколько сложно переключаться с управления одной машиной на работу за рулём другой, ведь вам приходится делать это практически моментально, а техника очень разная?
Михаил Алёшин: Это дело опыта. Сначала это было тяжело, например, в 2011-м году, когда я выступал и в Мировой серии Renault, и в GP2, и в Формуле 3, и в Superleague – вот это действительно было непросто. А сейчас уже нормально, потому что уже есть такой опыт, знаешь, чего ожидать от той или иной техники, поэтому нет никаких проблем.

Вопрос: В этом сезоне в IndyCar мы не раз радовались вашим успехам, но не всё складывалось гладко, хотя было видно, что потенциал есть и у вас, и у команды. Что помешало более полно его реализовать?
Михаил Алёшин: Если вкратце, то в начале года у нас были некоторые проблемы с пит-стопами, это вполне очевидно. Но по ходу сезона их удалось искоренить, и в его второй половине команда наконец сработалась.

Вторая проблема: из-за того, что мне очень долго не давали визу, в сезоне 2016 года я не проехал вообще ни одного дня тестов. В итоге я получил визу только на той самой неделе, когда у меня должна была проходить первая гонка в Сент-Питерсберге. Я полетел в Америку сразу на гонку – уже не было времени на тесты, на акклиматизацию, и это тоже сказалось. Вот эти два фактора и повлияли на начало сезона.

Вопрос: Каким образом вместе с командой вы преодолевали эти трудности, продолжали бороться, ведь вы знали, что способны на более высокие результаты?
Михаил Алёшин: Просто надо уметь сплачивать команду вокруг себя – собственно, чем я и занимался весь этот сезон. Слава Богу, это удалось сделать, и результаты пошли в гору. Это спорт, и он напрямую связан с психологией – не только с психологией того, кто сидит за рулём, но и всех тех, кто в команде работает вокруг машины. Даже если что-то не получается, надо уметь успокаивать людей.

Например, после одной из неудачных гонок я подошёл ко всем и сказал: «Ребята, не переживайте, в следующий раз всё будет ОК, надо просто больше работать. Я буду больше трудиться, вы – тоже…» И потом, в конце сезона, директор команды Пирс Филипс мне сказал: «Я такого ещё не видел, чтобы пилот, когда команда косячит, вместо того, чтобы ругаться, поговорил со всеми, поддержал и настроил на работу».

Это такие небольшие штрихи, которые нужно обязательно иметь в виду, понимать, как работать с командой, чтобы вокруг тебя образовалась такая положительная аура, чтобы люди тебя любили. А если люди тебя любят, они работают немножко по-другому.

Например, есть опыт Михаэля Шумахера, который лично знал всех 500 сотрудников, в те года работавших в Ferrari. Он знал всех по именам, более того, знал их дни рождения. Это круто! Поверьте мне, в наше время немногие пилоты Формулы 1 знают по именам даже механиков, которые непосредственно с машиной работают. К сожалению, это факт. Наверное, в том числе и поэтому в истории автоспорта не так много таких гонщиков, как Шумахер.

Вопрос: В итоге вам вместе с командой удалось весьма достойно завершить сезон, но это ведь поистине бесценный опыт, который надо как-то использовать – каким образом вы собираетесь его развивать?
Михаил Алёшин: Как раз сейчас мы активно работаем над тем, чтобы у нас его развить, у нас уже очень хороший задел на сезон 2017 года. Предыдущий сезон мы закончили на позитивной ноте, и я надеюсь, что нам удастся продолжить восхождение на американский гоночный Олимп.

Вопрос: С прежней командой, или возможны варианты?
Михаил Алёшин: Пока не могу сказать…

http://www.f1news.ru/interview/aleshin/116633.shtml 


* Отредактировано автором 9.11.2016 в 16:43
Автор заметки: zej
Мнение автора может отличаться от мнения редакции F1-Portal.ru
0 Отзывов