Ферстаппен vs Хэмилтон: умение прощать

12.04.2018 17:39

 

Инцидент между Максом Ферстаппеном и Льюисом Хэмилтоном во время гонки в Бахрейне, когда Макс предпринял довольно рискованный манёвр в попытке опередить Mercedes Льиюса Хэмилтона, получил довольно большой резонанс, даже не смотря на то, что по большому счету, в этом моменте не было чего-то необычно - подобные столкновения происходят достаточно часто.

Тем не менее, в Шанхае ситуацию продолжили обсуждать - во время пресс-конференции FIA Максу Ферстаппену пришлось вновь объяснять свои действия, из-за последствий которых голландскому гонщику Red Bull Racing пришлось сойти с дистанции.

Макс Ферстаппен: «Понимаете, это гонки. Иногда тебе удаётся манёвр, иногда – нет, и вы можете говорить всё, что угодно, о том происшествии, но я считаю, что у меня был хороший шанс, а в моих действиях не было ничего безумного или чрезмерно рискованного. Но да, к сожалению, на этот раз манёвр не удался.

Но, например, в прошлом году в Мексике в подобной ситуации всё получилось. Возможно, сейчас мы оставили друг другу недостаточно места на трассе, но так что ж - такое бывает.

Свой подход к борьбе на трассе я менять не собираюсь. И хотя да, конечно важно набирать очки [а не рисковать и сходить с дистанции], но мы здесь для того, чтобы стараться финишировать на подиуме и выигрывать гонки. И это то, что я попытаюсь вновь сделать в эти выходные. Поэтому я ничего менять не собираюсь. Почему я должен что-то менять в своём стиле пилотирования? Я просто пытался обогнать одну из машин, когда для этого представилась возможность, и я не понимаю, почему все так активно обсуждают эту тему?

Нет, с Льюисом я не разговаривал, хотя может быть и поговорю. Это зависит от того, будет ли в этом необходимость».

Когда Ферстаппена попросили объяснить, если он считает, что его манёвр был вполне нормальным, почему тогда Хэмилтон был недоволен после гонки, голландец ответил: «Потому что более молодого гонщика обвинять всегда проще [чем зрелого и титулованного]. Это единственное объяснение, которое я могу предложить».

 

Но на этом все не кончилось, хотя дальнейшее развитие ситуации стало для журналистов полной неожиданностью.

Уже после пресс-конференции Хэмилтон сам решил поговорить со своим недавним "обидчиком", однако вместо выяснения отношений или новых обвинений, британец неожиданно для всех собравшихся спокойно пожал молодому голландцу руку, и давая всем понять, что инцидент нужно считать исчерпанным, нашел в себе силы принести Ферстаппену свои извинения за сказанное им в комнате перед церемонией награждения.

Позже журналистам удалось расспросить Льюиса о причинах столь неожиданного, хоть и несомненно благородного, поступка.

 

 

Вопрос: После Бахрейна Вы не считаете, что с Ферстаппеном нужно бороться как-то по-другому?

Льюис Хэмилтон: Я так не думаю. Послушайте, я отношусь к Максу с большим уважением и надеюсь, вы это могли заметить по тем комментариям, которые я давал ещё во время тестов: я тогда сказал, что у него есть потенциал для того, чтобы стать чемпионом мира. Мы все знаем, что он – очень талантливый гонщик. Но он еще молод... Я хочу сказать, что в его возрасте я вёл себя точно так же. (улыбается)

Но процесс учёбы и накопления опыта идёт долго, а ещё нужно учесть такой фактор, как прессинг, ведь Ферстаппен выступает в топ-команде. У него ещё будут и отличные гонки, и неудачные – как и у меня, хотя я намного старше.

Вспомните, как прошёл старт прошлого Гран-при: я старался быть осторожным, а вокруг были гонщики, которые выполняли свои задачи – они боролись за очки за рулём не самых быстрых машин, поэтому им приходилось действовать по-другому, чтобы добыть эти очень ценные для них очки.

Я же веду борьбу за титул, выступая за чемпионскую команду, и у меня быстрая машина. Поэтому я не имею права рисковать чрезмерно, надеясь отыграть больше позиций. Но, по-моему, самое главное в том, что все гонщики должны относиться друг к другу с уважением, хотя, конечно, надо учитывать, насколько агрессивным может быть тот или иной соперник, и в какой мере он готов идти на риск. Но я сделал выводы из того происшествия.

Обычно я стараюсь, чтобы моя работа на трассе говорила сама за себя, но после инцидента в Бахрейне поступил по-другому. Вы знаете, что я только что встречался с Максом: важный момент в том, что я старше, но подошёл к нему первым. Это было под конец автограф-сессии, я просто пожал ему руку и сказал: «Послушай, я сожалею о прошлой гонке».

Не так важно, он был тогда виноват, или я – всё это в прошлом. Надеюсь, мой жест говорит о многом и поможет перевернуть эту страницу, чтобы двигаться дальше и продолжать бороться на трассе. Надеюсь, это позволит сохранить между нами уважительные отношения, потому что это действительно важно для гонщиков.

Вопрос: Как вы думаете, после столь эмоциональных заголовков, появившихся в прессе после Гран-при Бахрейна, гонщики будут осторожнее в высказываниях?

Льюис Хэмилтон: Я точно буду! (смеётся) Все последние годы я держал себя в руках, но тут впервые забыл о том, что кругом камеры. Представьте, ваши эмоции предельно обострены, нервы на пределе, вы ещё в разгорячённых чувствах, адреналин зашкаливает, и тут кто-то суёт вам в лицо микрофон.

Вряд ли вы отреагируете спокойно, как это было бы в нормальных обстоятельствах, но люди потом будут судить о вас по этому конкретному моменту, и вам как-то неловко. Но это хорошо, когда в спорте проявляются эмоции, ведь если вы идёте на хоккейный матч, там на площадке идёт силовая борьба. Во время гонок NASCAR такое тоже бывает, но если кто-то из нас позволит себе толкаться на трассе, то его карьера тут же закончится.

Вопрос: А вам за годы карьеры в Формуле 1 хотелось кому-нибудь двинуть кулаком?

Льюис Хэмилтон: Да, бывало. Не буду говорить, когда именно, хотя мне до сих пор кажется, что двинуть тогда всё-таки стоило. Мне тогда действительно очень этого хотелось, хотя в итоге ничего не произошло.

 

По материалам   


* Отредактировано автором 12.4.2018 в 20:22
Автор заметки: Crunch
Мнение автора может отличаться от мнения редакции F1-Portal.ru
11 Отзывов