Страницы истории: Гран-При Триполи 1937 года

10.05.2017 12:26

9 мая 1937 года в Ливии, бывшей в то время колонией Италии, состоялась одна из самых популярных гонок того времени: Гран-При Триполи. Эта гонка никогда не входила в официальные зачёты каких-либо чемпионатов, из-за традиционного проведения по свободной формуле. Но самый высокий для того времени призовой фонд турнира, а также обязательность участия в этой гонке, в силу политических причин, лучших образцов немецкой и итальянской автогоночной техники, делали эту гонку весьма значимым событием мирового автоспорта.

Организаторы Гран-При Триполи весьма ревностно относились к статусу своего турнира и не жалели ни сил ни средств, для того, чтобы автодром отвечал самым высочайшим стандартам технического обеспечения.

В 1937 году в Триполи, впервые в истории довоенных гонок, была применена новая прогрессивная система хронометража, позволяющая измерять время прохождения круга с точностью до сотых долей секунды. Кроме того, автодром оснастили трёхцветными светофорами на трёх самых скоростных участках, в том числе и на прямой старт/финиш. Таким образом, организаторы имели возможность, в случае необходимости, замедлить гонку (скорость движения на желтый свет была лимитирована правилами проведения гонки, обгоны на указанных участках трассы запрещены) или даже её остановить, включив красный свет, сразу в трёх реперных точках трассы. На тот момент это было уникальное ноу-хау.

Были предприняты меры и для повышения зрелищности гонки для зрителей VIP-трибуны напротив зоны боксов команд. С производителем шин «Континенталь», обеспечивающим своей продукцией все команды («Мерседес», «Ауто Юнион», «Феррари»), выставившие на гонку автомобили класса Гран-При, договорились о поставке комплектов шин «с самым тонким протектором» (оригинальная терминология того времени). По замыслу организаторов, это должно было обеспечить высокий износ шин и большое число пит-стопов, которые, собственно, и были основным зрелищем для зрителей главных трибун, традиционно более привлекательным, чем проносящиеся мимо гоночные автомобили. Правило обслуживания автомобиля на пит-стопе всего двумя механиками оставалось неизменным ещё с двадцатых годов. Эти же два механика обеспечивали, в случае необходимости, и дозаправку автомобиля топливом, так что пит-стопы были подлинным гимном ловкости и скорости работы с оборудованием.

Прежде чем перейти к главным действующим лицам, кратко напишу про Тацио Нуволари. Он был главной звездой и главной ударной силой «Феррари», традиционно использующей технику «Альфа-Ромео», в связи с чем вокруг Тацио возник нездоровый ажиотаж, основанный на нереалистичных надеждах ливийских и итальянских болельщиков на победу их кумира в гонке. Специально для Нуволари был подготовлен «Альфа-Ромео» с особым двигателем повышенной мощности, скорее всего, несоответствующий требованиям регламента. Тем не менее, организаторы гонки закрыли на это глаза. Немецкие команды успели подготовить на всякий случай проекты протестов на особую итальянскую технику, но до официальной подачи этих протестов дело не дошло. Нуволари, благодаря особому двигателю, был в пиковой тренировочной попытке на семь секунд быстрее лучшего из партнёров по команде, но от тринадцати до восьми секунд уступал лидерам немецких команд. Протесты при таком раскладе сил были признаны нецелесообразными.

Нуволари, в сильнейшем разочаровании от пропасти между немецкой и итальянской техникой, хотел отказаться от участия в гонке. Но организаторы и наиболее влиятельные ливийские и итальянские чиновники совместными усилиями уговорили Тацио выйти на старт. В гонке Нуволари уже после первого круга заехал в боксы заменить несколько отказавших свечей, откатившись в самый хвост протокола гонки, а спустя ещё несколько кругов свечи снова стали «лететь» одна за одной. Взбешённый мантунианец вернулся в боксы и прекратил гонку.

Гран-При Триполи 1937 года9 мая 1937 года. Гран-При Триполи. Кадр с одной из главных трибун автодрома.

Ну а теперь об основных событиях гонки, состоявшей из 40 более чем тринадцатикилометровох кругов. Немецкие команды на основе исходных данных по износу шин, полученных в тренировочных заездах, выбрали разные гоночные стратегии. В «Мерседес» взяли на вооружение тактику с умеренным гоночным темпом в обеспечение двух остановок в боксах для замены шин (одна с дозаправкой). В «Ауто Юнион» предпочли разрешить своим гонщикам более высокий гоночный темп с тремя остановками в боксах (опять-таки одна с дозаправкой). Большинством гонщиков тактические замыслы руководителей были сорваны. Причина: чрезмерное увлечение гоночными дуэлями. В первой половине гонки эти дуэли между теми или иными гонщиками двух немецких команд кипели по всей длине трассы. В завершение борьбы дуэлянты совместно или с интервалом в круг посещали боксы для внеплановой замены шин. Так что зрители не скучали ни на главной трибуне автодрома, ни на прочих трибунах.

В «Мерседес» столкнулись с наибольшим числом технических проблем. Один из лидеров команды Манфред фон Браухич стал единственным представителем немецких команд, кто не закончил технику. Достаточно крупный камень из-под колеса одного из соперников разбил радиатор на его машине. Позапрошлогодний чемпион Рудольф Караччиола и новобранец команды, но весьма опытный гонщик Ричард Симан насобирали слишком много песка в нагнетатели двигателя (автодром находился на границе города и пустыни) и потеряли гоночный темп, успев, впрочем, за счёт быстрой начальной стадии гонки превысить лимит запланированных пит-стопов. И единственным гонщиком, кому можно было в этих условиях доверить «знамя» команды, оказался Герман Ланг, самый молодой и единственный из всех участников гонки пролетарий по происхождению, что неизменно сказывалось на его внутрикомандном статусе во всех предыдущих автосостязаниях, в которых ему довелось участвовать. Именно из-за своего статуса он не посмел ослушаться предгоночной установки и оказался единственным из состава команды, кто провёл два пит-стопа строго по графику, не пытаясь за кем-либо угнаться и не упираясь, когда кто-то обгонял его самого, а также строго выдерживая все табличные указания по темпу, вывешиваемые для него командой.

У «Ауто Юнион» техника оказалась покрепче и побыстрее, но… Ханс Штук и перешедший из «Мерседес» Луиджи Фаджиоли переборщили с износом шин (шесть и пять пит-стопов, соответственно), что вывело их из числа претендентов на победу. Действующий чемпион Бернд Розенмайер и Эрнст фон Делиус в целом план на гонку выдержали, но один из трёх пит-стопов у каждого оказался слишком длинным из-за неисправности заправочной техники, что также лишило их шансов на победу. А Рудольф Хассе просто не обладал ни должным опытом, ни должным классом, чтоб сыграть какую-либо значительную роль в этой гонке.

Вот так и получилось, что пролетарий Герман Ланг выиграл Гран-При Триполи.

Герман Ланг (стартовый номер Герман Ланг («Мерседес», стартовый номер «2») на пути к победе в Гран-При Триполи 1937 года.

В конце гонки и сразу после её завершения произошли два взаимосвязанных события, ставшие одной из легенд автоспорта тридцатых годов. На последних кругах замедлившегося Караччиолу, идущего на четвёртом месте, догнали Штук и Фаджиоли. Это была борьба за позицию. Но, по негласному гоночному кодексу, гонщик на неисправной технике не должен был навязывать борьбу более быстрым коллегам, даже если они представляли другую команду. Поэтому Караччиола без борьбы пропустил Штука, но при этом увидел, что следом едет его заклятый соперник Фаджиоли, отношения с которым накалились до предела за время сосуществования в «Мерседес». И Караччиола заблокировал итальянца, создав весьма аварийную ситуацию. Как сумел Фаджиоли уйти от столкновения знает только он сам. Между «Мерседес» и «Ауто Юнион» развернулось целое сражение, в котором Фаджиоли, в конце концов, естественно, взял верх. Но «осадочек» остался. Да какой! Заехав в боксы, Фаджиоли выскочил из своего авто и прихватив молоток, используемый механиками команды в процессе смены шин, направился в боксы «Мерседес», где швырнул этот молоток в голову Караччиолы, промахнувшись всего на пару сантиметров. Затем невменяемого итальянца, продолжавшего переть в сторону ошарашенного немца, скрутили совместными усилиями механики обеих команд. Это был, пожалуй, единственный эпизод в истории автоспорта, когда послегоночное выяснение отношений между гонщиками лишь чудом не закончилось убийством.

Ну и напоследок о победителе гонки. Ни у Германа Ланга, ни у его жены Лидии не оказалось достойной одежды для великосветского раута, на котором они были обязаны присутствовать, так как именно на этом рауте проходила церемония вручения приза победителю гонки. Поэтому Герман с Лидией просто заперлись в гостиничном номере, надеясь, что обойдутся и без них. Руководитель немецкой команды Альфред Нойбауэр проявил весь свой дар убеждения, чтоб уговорить обоих пойти на раут в той одежде, что у них была. А губернатор Ливии маршал Бальбо, в свою очередь, продемонстрированным на рауте радушием заставил все прочие «сливки общества», настроенные сперва весьма спесиво по отношению к «простолюдинам», умерить свой гонор и относиться к победителю гонки и его супруге с должным почтением. Впоследствии, в своих мемуарах Герман Ланг назвал и Гран-При Триполи 1937 года и последовавший раут одними из самых волнительных событий в его жизни.

Герман ЛангГерман Ланг. Фото 1937 года.


Автор заметки: ROMAN grosjean (май 2017 года).

 

Автор материала: ROMAN grosjean
1 Отзыв