Анализ: крошечные детали, надломившие Mercedes в Бахрейне

17.04.2017 21:33

Лица на подиуме Гран При Бахрейна говорили сами за себя. Тото Вольф с коллегами из Mercedes наблюдал, как Валттери Боттас и Льюис Хэмилтон с мрачными выражениями принимают кубки за второе и третье места, а вокруг празднует победу Ferrari.

Руководитель Скудерии Маурицио Арривабене, сияющий улыбкой от уха до уха, даже спел вместе со всеми итальянский гимн.

Двойной подиум для Mercedes нельзя назвать катастрофой – уж точно в сравнении с Испанией прошлого года – но для всех стало очевидно, что сейчас Mercedes действует в условиях серьезного стресса. Несмотря на доминирование в квалификации и уверенный первый ряд, команда вчистую проиграла Себастьяну Феттелю и Ferrari.

«К сожалению, поражениям обычно расстраиваешься гораздо больше, чем радуешься победам», – сказал Вольф вскоре после подиума.

У этого результата было множество факторов – как незначительных, так и весьма существенных.

Дело в том, что по ходу предыдущих трех сезонов подобные обстоятельства не могли серьезно повлиять на общий исход гонки. Они могли разве что качнуть чашу весов в пользу Льюиса Хэмилтона или Нико Росберга, не более того. Но в 2017 году Mercedes не может позволить себе ошибаться, если планирует отбивать жесткие атаки соперника.

Неуверенный старт и давление в шинах

Mercedes выполнила свою первую задачу, оккупировав первый стартовый ряд по итогам квалификации, а поул Боттаса стал большим мотивирующим элементом для самого гонщика и его гаража.

Хэмилтон был вполне доволен вторым местом, и, казалось, искренне радовался за напарника. Но если отойти от частностей и смотреть на общую картину, то этот проигрыш обошелся очень дорого. Если бы он стартовал с поула, то его гонка могла сложиться по-другому.Ситуация усугубилась, когда сразу после старта мимо него пронесся Феттель и сместил его на третье место. 

Несколько кругов Хэмилтон отставал от Ferrari – примерно на 0,8 секунды, – но потом приблизился. Все выглядело так, что он пытается беречь шины, не атакуя слишком активно и слишком рано, точно так же, как в Австралии.

Тем временем, постепенно в зеркалах заднего вида появился Макс Ферстаппен и его Red Bull, чего Льюис, скорее всего, не ожидал.

Некоторое время болельщики с удовольствие следили, как машины трех ведущих команд плотной группой преследуют друг друга – подобного зрелища с нетерпением все ждали последние несколько сезонов.

Поначалу Боттас уверенно ехал впереди, но после девяти кругов финн сообщил команде, что задняя резина все больше и больше «плывет», а инженер в ответ предупредил его о проблемах с давлением. На самом деле еще на стартовой решетке у команды возникли сложности с оборудованием, контролирующем оптимальное давление в шинах – его просто не смогли снизить до нужных значений.

Гонка перевернулась с ног на голову, когда в Ferrari пошли на агрессивный тактический ход, позвав Феттеля в боксы на десятом круге и поставив ему еще один комплект SuperSoft.

В Red Bull на это ответили, позвав Ферстаппена, как он сам этого и попросил: «Думаю, нам тоже надо что-то делать, как Ferrari».

Но к сожалению для этого Гран При из-за отказа тормозов голландец улетел в барьер безопасности сразу после пит-стопа.

Сейфти-кар и задержка Риккардо

Mercedes не стала отвечать на маневр с Феттелем, но авария Ферстаппена и последующая машина безопасности предоставили для этого возможность. На пит-лейн поехал Боттас, а следом за ним Хэмилтон, Риккардо и все остальные. Но возможность внезапно превратилась в сложную задачу.

Понимая, что может застрять в очереди за напарником, на пит-лейне Хэмилтон замедлился и задержал Риккардо, хотя правила четко прописывают недопустимость таких действий.

Вместе с тем, на пит-стопе замешкались с Боттасом – команда объяснила промедление некой «потерей мощности» которая повлияла на работу гайковертов. И когда Боттас мог уже выезжать, ему пришлось дождаться, пока проедет Риккардо, которого задержал подъехавший к бригаде Льюис.

На пит-стопе Хэмилтона гайковерты тоже сработали не так, как должны были, и единственный оставшийся гонщик Red Bull выехал перед ним.

Было бы очень интересно понаблюдать за развитием гонки без машины безопасности – когда именно Mercedes решилась бы на пит-стоп и где бы выехали пилоты команды относительно Феттеля? Однако заезд все равно продолжал интриговать благодаря выбору составов резины на второй отрезок.

В гонке лидировал Феттель (SuperSoft), за ним Боттас (SuperSoft), Риккардо (Soft), Хэмилтон (Soft). Mercedes разделила своих гонщиков на разные стратегии, что дало Ferrari некоторую пищу для размышлений. Основная идея заключалась в том, что Льюис сможет затянуть свой отрезок и получить определенную свободу в выборе наилучшего времени для следующего пит-стопа. 

В теории, теперь он мог ехать даже до финиша, потому что использовал оба состава резины, но преодолеть 44 круга – нереальная задача. Поэтому команда не рассматривала это как один из возможных планов на гонку.

Штраф для Хэмилтона

Перед рестартом все было готово для борьбы, но случился еще один поворот – судьи FIA рассматривали эпизод с Хэмилтоном и Риккардо на пит-лейне, и мало кто сомневался, что результатом будет наказание.

Так и получилось. Вскоре после рестарта в графике трансляции появилось сообщение о пяти секундах для «номера 44».

До того, как штраф подтвердили, на трассе развернулось увлекательно сражение. Боттас предпринял впечатляющий атакующий маневр на Феттеля, но не смог довести его до конца, и в результате выехал широко с траектории, потеряв скорость и упустив момент.Хэмилтон немного облегчил себе жизнь, мгновенно пройдя Риккардо. Оба были на Soft, но австралийцу хуже удавалось вывести эту резину в рабочее состояние.

В Китае Red Bull тоже неохотно использовала Soft, предпочитая более мягкий SuperSoft, потому что для прогрева первого машине не хватало прижимной силы. Пропустив еще нескольких соперников вперед, Риккардо выбыл из борьбы за подиум.

Впереди пелотона Феттель постепенно отрывался от Боттаса, которого понемногу настигал Хэмилтон. По радио Mercedes открыто обсуждала обмен позициями – Хэмилтон призывал пропустить его вперед, обещая вернуть второе место Валттери, если не сможет пройти Ferrari.

Скудерия, в свою очередь, докладывала по радио Феттелю об этих планах.

Потребовалось несколько кругов, чтобы обо все договориться, и на 27-м круге в первом повороте Боттас пропустил Хэмилтона вперед. На самом деле в Mercedes не хотели заниматься подобными вещами на данном этапе сезона, но прессинг со стороны Ferrari вынудил пойти на обмен.

Хэмилтон оказался впереди, сполна использовал ресурс шин Soft, чтобы провести пит-стоп намного позже соперников, но все это время над ним нависала неизбежность пятисекундного штрафа.

На 41-м круге он отправился в боксы, отстоял наказание, которое наверняка показалось ему вечностью, и получил от команды еще один комплект Soft для финального рывка в 16 кругов.

Для этой дистанции он ждал мягкий SuperSoft, справедливо полагая, что так можно выиграть спринт, поэтому задал команде вопрос. Ему ответили, что выбор основан на данных телеметрии, подтверждающих комментарии Боттаса.

Напряженный бросок к финишу
Последние несколько кругов стали воплощением настоящей гонки. Хэмилтон выехал из боксов с отставанием в 19 секунд от Феттеля. С этим дефицитом ему нужно было справиться за 16 кругов. Он был на Soft, Феттель – на SuperSoft, на котором пройдено уже восемь кругов. Внушительная задача, но если кто-то и мог согласиться на ее решение, то это Льюис.

Отставание начало таять, а на 47-м круге Боттас пропустил напарника вперед во второй раз. Со стороны это выглядело немного опасно, потому что Валттери уступил Льюису трассу не совсем там, где можно было этого ожидать.

В итоге Хэмилтону не удалось... Феттель потерял немного в трафике, но было важнее, что он смог сохранить резину и у него все еще оставался запас скорости.

За три круга до финиша Хэмилтон приблизился на 5,8 секунды, но на финише отставание составило 6,6. Наверное, так было задумано, что итоговая разница должна превышать пять секунд, полученных Хэмилтоном в виде штрафа.

Mercedes было о чем подумать после гонки, и разбор полетов начался еще во время церемонии награждения, когда Ники Лауда обсуждал что-то с группой инженеров. Как упоминалось ранее, проигрыш стал результатом большого количества мелких сложностей и неудач, которые все вместе сыграли в пользу Феттеля.

«Было много мизерных потерь, – сказал Вольф. – Поломка генератора перед стартом, поэтому мы не смогли как следует прокачать шины, и темп Валттери в итоге был испорчен.

Феттель сразу на старте вышел на второе место, а Льюис откатился на третье. Грамотный первый пит-стоп Ferrari. Не самый лучший пит-стоп у нас из-за проблем с мощностью. Я не могу сказать, что нам не хватило гоночной скорости».

Другим негативным исходом этого Гран При, о котором руководству Mercedes придется поразмыслить, было то, что уже в третьей гонке сезона обстоятельства заставили Боттаса не просто уступить позицию напарнику, но сделать это дважды.

Ferrari продолжает наседать...

 

Источник

 

 

 

 

Автор заметки: ksp
Мнение автора может отличаться от мнения редакции F1-Portal.ru
4 Отзыва